Движение цвета. «Вибрации цвета». Наталия Земляная.

Творчество художницы (Наталия Земляная) продолжает традиции русского авангарда, школ М. В. Матюшина и П. Н. Филонова, воспринятые от своих учителей и коллег А. П. Зайцева, Л. В. Куценко, В. П. Поваровой. Импульсы непосредственных жизненных впечатлений раскрываются в формах, близких к абстракции, но сохраняющих связь с первоначальным образом. Движение цвета, его пульсация создает особую пространственную протяженность и глубину. Геометрия фигур раскрывается за счет проникающих планов изображения, образующих граненую, складчатую структуру, близкую кристаллу или органической форме.

Множась и переливаясь, чередуясь и дробясь, истаивая и набухая цветом, россыпью разноцветных камушков и звездчатых соцветий живут в глубинах листа таинственные существа форм, выхваченные в разворотах плоскостей и череде ритмов. Фиолетовые и янтарно-оранжевые, сине-голубые, коричневые, зеленые краски пробегают прожилками по ткани цветового узорчатого ковра, вживаясь в нее острыми гранями, соединяясь в геометрические фигуры и распадаясь каскадом линий и точек.

Абстракция в данном случае рождена из внутреннего переживания жизни цвета в его геометрической протяженности, ритмизованной жизнью плоскостей и мебииусных, сферических структур. Формы «окукливаются», становясь, прозрачными, когда сквозь внешний ломкий кристаллический хитон просвечивает другая жизнь, делая пространство многослойным и протяженным вглубь («Кристалл под водой»). Чешуйки цвета сворачиваются внутрь, сверкая многоцветным опереньем, водопадом красок, образующим прихотливые узоры, подобно диковинным тропическим цветкам («Ирис»).

Напластование цвета на цвет, постоянная вариативность множащейся, находящейся в постоянном развитии формы, сложная комбинаторика фигур предполагают высокую организацию композиции в целом, удерживание некоего единого плана высказывания, необходимость итогового решения. И оно присутствует, обозначаясь суммирующими всю многоцветность и многосложность форм геометрическими фигурами, подобно тому, как в иконе круг, крест, ромб, квадрат дают начала всей композиции.

Правда, эти суммирующие фигуры не являются все же доминирующими, как в супрематизме, они рассредоточены в пространстве, эхом откликаясь в других формах, уходя в бесконечность вариаций по принципу калейдоскопа. По беспокойной многочастной композиции сложно организованного ячеистого пространства, его складчатости и фрагментарности эти вещи ближе к аналитическому искусству П. Н. Филонова. Но по свободной органики композиции и упоре на ширящееся объемно-пространственное звучание цвета, его пульсации в трассирующих друг-друга плоскостях форм больше созвучны идеям М. В. Матюшина.

Большое значение в рисунках имеет белый цвет. Проработка белым цветом дает особенную легкость и прозрачность, проницаемость покровов и воздушность переходов всего колористического строя. Кроме того белый цвет приобретает множество оттенков, пропуская сквозь себя другие цвета, подобно прозрачному льду, насыщаясь от них. Изначальный предметный мотив, давший импульс работе, может присутствовать подспудно, не раскрываясь сразу же в формах, не обнаруживающих какой-то определенной конкретики. Рождающиеся формы могут быть восприняты как беспредметные: свободный геометрический «узор», отношения плоскостей и ритмов, цветов, чередующихся подобно фантастическим переходам на срезе камня; но могут незаметно отсылать к живущему в них образу. При этом постоянно присутствует аналитическое начало построения форм, слегка угловатых, остро выявленных и сдвинутых, структурирующее композицию в единое архитектоническое целое. Стремление к выстраиванию объемно-пространственного звучания света, при сохранении его подвижной, воздушной прозрачности в работах художницы носит программный характер. В этом проявляется и внимательное отношение к живописи В.В. Стерлигова, чьи концепции построения пространства находят здесь живой отклик и дальнейшее развитие, более того, являются даже в чем-то направляющими для творчества в целом.
Наталья Земляная синтезирует опыт художников русского авангарда и его продолжателей, стремясь к нахождению собственного стиля, в котором для нее чрезвычайно важна связь с непосредственными жизненными, натурными впечатлениями, подсказывающими те или иные пластические и цветовые решения. В то же время, для нее важен и собственный духовный опыт, позволяющий рассматривать эти вещи в символическом ключе, где отдельные образы, мотивы и формы могут подразумевать разные смыслы и значения, обнаруживая широкие поэтические ассоциации и метафизическую глубину.

Глеб Ершов — кандидат искусствоведения; доцент кафедры междисциплинарных исследований и практик в области искусств.

Оставьте комментарий